Евгений Федоров отвечает на вопросы сайта "Страна ru".

- Евгений Алексеевич, приоритет снижения административных барьеров для бизнеса остается весьма актуальным. Между тем, последний опрос РОМИР выявил, что в среде малых предпринимателей впервые за весь период наблюдений позитивных оценок стало меньше, чем негативных. Только четверть руководителей МСБ заявили, что состояние их бизнеса за последние 12 месяцев улучшилось. Считаете ли Вы достаточными принятые меры по поддержке малого и среднего бизнеса?

 

- Мер по поддержке малого бизнеса было принято достаточно. Другое дело, что в условиях кризиса любой бизнес ощущает себя не лучшим образом. И  малый бизнес не исключение, тем более что он находится на передовом крае и все проблемы, в первую очередь,  бьют по нему. Вместе с тем, это самый выживаемый бизнес. Положение крупных компаний зачастую менее устойчиво, чем малых предприятий, которые могут быстро перестроиться и изменить структуру, вобрать в себя новых людей, запустить новые технологии и т.д. Общий фон потерь в период кризиса существует для всех. И без потерь его никто не проживет. Но это, еще раз говорю, не значит, что надо отказываться от идеи заниматься бизнесом, в том числе малым.

 

Поэтому, если посмотреть другие данные мониторинга, то вы увидите, что никто за период кризиса не покинул малый бизнес. А вот тех, кто пришел в малое предпринимательство - много. Да, малый бизнес переживает тяжелые времена, у многих положение ухудшилось, но это никто не воспринимает как основание для прекращения деятельности. Даже наоборот, малый бизнес воспринимает кризис как ситуацию, напрямую связанную с его развитием. Для бизнесменов это жизненный шанс - активизировать свои силы, добавить дополнительную энергию, больше работать, проще говоря - «вертеться» и в итоге сохранить и развить свой бизнес.

 

- Но, кризис может продлиться еще долго. Хватит ли у предпринимателей сил, чтобы в авральном режиме продержаться еще, допустим, года три?

 

- Корабль с надписью "мировой экономический кризис" потерпел крушение.

Кризис в его идеологическом плане завершен. Вы обратили внимание, СМИ уже две недели во всем мире про кризис ничего не говорят. Последствия кризиса, конечно, будут. Но они будут считаться уже не глобальным мировым кризисом, а локальными проблемами каждой отдельной страны. Будут ли проблемы в России? Конечно, будут. И в Германии будут, и в Америке. Но они уже не будут называться - мировой экономический кризис.

 

- Не считаете ли  Вы, что вне зависимости от кризиса кардинальную реформу разрешительной и надзорной системы за бизнесом необходимо заменить просто широкой системой страхования ответственности?

 

- Считаю. И главное здесь - создание саморегулируемых организаций, куда мы хотим отдать четверть функций госвласти просто напрямую. Другое дело, что саморегулирование - это общественный институт, его создание требует длительного времени. Однако в результате мы получим ликвидацию многих проверяющих служб, но, конечно, не всех. Ведь проверки нам нужны, потому что они позволяют защитить права потребителя. Причем, иногда это напрямую связано не только с имущественными правами людей, но и с безопасностью. Однако эти проверки должны осуществлять механизмы общественных организаций потребителей. А для этого необходимо дописать ряд законов, чтобы организации потребителей могли создавать специальные контрольные инспекции.

 

Сегодня идет временный этап, когда мы ставим между чиновниками и малым бизнесом барьеры. Госдума приняла большой пакет законов, в которых сокращается время проверок и их частота, внеплановая проверка может проводиться только через прокурора. Еще неделю назад (до 1 мая 2009г.), милиционер, проходя мимо, мог зайти в любой магазин, и, если ему что-то не понравится,  мог изъять документацию, даже закрыть магазин, сославшись на какую-то жалобу, даже оперативного характера. Теперь появилась специальная процедура внеплановых проверок. Милицейские проверки бизнеса убрали совсем, ликвидировав 25 статью закона о милиции. Это важные и оперативные меры, но они не решат проблему с точки зрения стратегии, т.е. замещения механизмов прямого государственного контроля другими механизмами, в том числе взаимного контроля бизнеса или страхованием.

 

Этот механизм, кстати, впервые нами детально был опробован на сфере туризма. И он очень хорошо показал свою эффективность. Мы сняли с государства контрольные функции и отдали эти контрольные функции банкам и страховым компания. Прекрасно работает! Сейчас будем еще повышать ответственность в интересах защиты прав потребителя через страхование в другом секторе бизнеса - страховом и банковском. Самое главное - убрать контрольную функцию государства, и все получится.

 

- В принятом Госдумой пакете законов о снятии административных барьеров для малого и среднего бизнеса  Вас не настораживает новое основание для проведения внеплановой проверки -  "нарушение прав потребителей" в случае обращения граждан? Ведь в данном случае "кляузы" на неугодного предпринимателя может строчить кто угодно и сколько угодно.

 

- В законе прописано, что внеплановую проверку будет координировать Генеральная прокуратура. Прокурор способен отличить "липу" от реальной проблемы. Новый закон обязывает «недоброжелателя» того или иного предпринимателя, сначала собрать жалобы, подключив к этому граждан, а уже потом идти в прокуратуру. И если жалоба «липовая», это уже получается организация преступления и подпадает под уголовную статью. Кроме того, прокурор отлично знает криминогенную обстановку в своем районе или в городе. В результате у нас получаются дополнительные фильтры, барьеры на пути тех, кто хочет, прошу прощения за этот термин - «наехать» на предпринимателя.

 

-А если прокурор  тоже плохо относится к этому предпринимателю?

 

- Ну, по-вашему, этот предприниматель должен быть окружен кольцом врагов, причем, на федеральном уровне, потому что прокуратура не связана с местной властью. Поэтому, если складывается такая ситуация,  Тут уже надо посмотреть, что это за предприниматель, если против него ополчились все, включая прокурора.

 

- Между тем, налоговыми инспекциями эти законы были восприняты с точностью до наоборот. Инспекции не только не ослабили своего прессинга, даже пытаются изъять даже пени и штрафы, признанные судами неправомерно начисленными. Как в этом случае защитить предпринимателей от необоснованных проверок?

 

- Если судом принято решение, что штраф неправомерно начислен, то любой инспектор, начинающий его «выбивать», попадает под уголовную ответственность. Это уже криминал. Но еще раз подчеркиваю, что проблема чиновников и вообще государственных органов в том, что они не могут сами себя сдерживать или ограничивать. Это их специфика, и она для всех одинакова:  для всех государств и для всех чиновников. Если у чиновника есть право кого-то проверять, то он будет это право использовать. Призывать к совести чиновников - бессмысленно. Они хотят власти. А власть сдерживается только другой властью на более высоком уровне. Здесь необходима реформа государственной службы в принципе. Пока что мы можем давление со стороны чиновников уравновесить большими правами предпринимателя. В тоже время это не должно быть снижением прав государства.

 

- Когда планируется принять закон, вдвое увеличивающий порог расчета по упрощенной системе налогообложения для малых предприятий - до 60 млн. руб. их годового оборота?

 

- Повышение порога оборота малых и средних предприятий, при котором утрачивается право на применение упрощенной системы налогообложения, до 60 млн.руб., позволит в значительной степени увеличить эффективность антикризисной поддержки малого и среднего бизнеса. К настоящему моменту в Госдуме уже созданы определенные предпосылки к законодательному оформлению новых предложений Правительства. На рассмотрении в Комитете по бюджету и налогам находится  проект федерального закона «О внесении изменений в статьи 346.12 и 346.13 части второй Налогового кодекса Российской Федерации», предусматривающий увеличение порога оборота предприятия, при котором утрачивается право на применение упрощенной системы налогообложения, до 56 млн.руб. Думаю, учитывая предложение Председателя Правительства, этот порог будет пересмотрен в сторону увеличения до 60 млн. руб.

Были предложения увеличить эту цифру до 100 млн. Но здесь уже может возникнуть эффект искусственного дробления бизнеса.

 

- Почему искусственное дробление?

 

- Крупные фирмы могут захотеть уйти в искусственное дробление, для того чтобы воспользоваться этой льготой. Наш расчет показывает, что при 60 млн. этого, как тенденции, не будет наблюдаться. А при 100 млн. и выше - дробления не избежать. Ведь это предложение принесет бизнесу существенное облегчение. И дело здесь даже не в том, что с деньгами будет легче. Важнее другое -  не надо будет содержать большой аппарат квалифицированных бухгалтеров. Это меняет мышление бизнесмена. В результате он будет больше занят делами развития бизнеса, нежели бумажками отчетности.

 

Вообще, не надо останавливаться в процессе упрощения отчетности.  Ведь российская финансовая система и бухгалтерская отчетность одна из самых сложных в мире. И это напрямую связано со структурой российской экономики. Потому что эта структура разрабатывалась для сырьевых компаний - крупных налогоплательщиков. В итоге она не учитывает интересы малого бизнеса. И она точно не соответствует задачам экономики высокой добавленной стоимости, тем более инновационной экономики. Поэтому нам ее в будущем надо будет менять.

 

- А когда начнут претворяться в жизнь предложения Владимира Путина об отмене кассовых аппаратов для предпринимателей, уплачивающих единый налог на вмененный доход (ЕНВД), а также будет упрощена процедура участия малого бизнеса  в аукционах по госзаказу?

 

- Начну со второго пункта. Закон о бизнес-аукционах, точнее об электронных торгах нами уже принят. 20% госзакупок для малого бизнеса должны идти в основном через механизм электронных торгов. Электронные торги - это сам по себе низкокоррупционный механизм, т.к. в них участвовать могут тысячи фирм, и там нереально договориться. Выходишь в Интернет и можешь участвовать в торгах- у кого лучше цена, тот и победил.

 

А в отношении отмены кассовых аппаратов требуется отдельный закон. Дело в том, что у нас кассовые аппараты одновременно защищают права потребителя через механизм выдачи чеков. И это как раз и есть та проблема, над которой сейчас работает комитет по бюджету: как снять кассовые аппараты, чтобы при этом защитить права потребителя. Представьте себе маленький магазинчик. Суть этого предложения - вам  продали колбасу, взяли деньги, а чек не выдали.

 

-А если плохую колбасу продали?

- Вот это и есть непростая и пока нерешенная проблема, которая не позволяет нам принять этот закон. Либо это будет упрощенный порядок выдачи чеков, т.е. это будет не кассовая машина, как у нас сейчас, со специальными чипами и сложными механизмами проверки. Либо, если крупный товар, то будут чеки выписывать от руки. Я думаю, через неделю с помощью специалистов, мы уже будем понимать, как эта проблема будет решена.

 

- К вопросу об «упрощенке», может быть стоит увеличение страховых взносов в государственные внебюджетные фонды частично компенсировать для  бизнеса?

- Мы считаем, что все вопросы налогообложения надо рассматривать в комплексе. Нельзя вырывать из системы один налог и его менять. Придется в принципе пересматривать всю систему налогообложения под инновационную экономику. У нас, например, есть предложения, связанные с НДС. Мы считаем, что надо менять тип налога - убирать его угнетающее воздействие на высокую добавленную стоимость. Выглядит это как прямое снижение НДС, но на самом деле это снижение за счет комплексных механизмов. Я не исключаю, что появится новый налог на имущество.

 

Вообще, вопросы налогообложения - это вопросы серьезнейшей политической борьбы. И любая реформа налогов - это та реформа, которая затрагивает каждого. Но есть общенациональный интерес, и ради него нам придется реформировать налоговую систему страны. Не сейчас, значит завтра, но придется. Сегодняшняя налоговая система - хорошая, но она для другого типа экономики, которая нас политически не устраивает. Мы уже решили с вами, что нам сырьевая экономика не нужна, нам нужна другая - инновационная. И решить эту проблему точечно, изменив один налог или добавив другой - невозможно.