Евгений Федоров в прямом эфире радиостанции Русская Служба Новостей

Рустам Арифджанов: Добрый вечер. В гостях у нас Евгений Алексеевич Федоров, председатель комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму. Добрый вечер, Евгений Алексеевич!

 

Евгений Федоров: Здравствуйте.

 

Р.А.: Давайте поговорим широко - поговорим вообще о развитии экономики России, может быть, о новом векторе развития экономики России. Во-первых, новый премьер, и это понятно, что вектор будет несколько иным, и что-то мы уже почувствовали. А во-вторых, новый министр экономики в стране, и понятно, что Эльвира Набиуллина если не ученик, то соратник Германа Оскаровича Грефа - а ученица она Евгения Ясина. Но все равно, соратник соратником, а что-то меняться в стране будет. И создаются государственные корпорации - вот только что по нанотехнологиям корпорация, на подходе Ростехнология на базе Росвооружения, Рособоронэкспорта будет создана корпорация. Создана корпорация по олимпийскому строительству. Вообще - что меняется в нашем экономическом развитии? Если поговорить так стратегически.

 

Е.Ф.:Если говорить стратегически, то наше экономическое развитие становится все в большей и большей степени адекватно запросам, которые производят наши люди, наша российская нация. Собственно говоря, в этом главная суть реформы, которую проводил президент, которую проводила Государственная дума, и так далее. То есть мы как бы меняем логику 90-х годов, которая была направлена на поддержку других стран, которая была направлена на то, чтобы Российская Федерация была сырьевой страной - и все. Сырье производим, направляем, за это получаем хорошие деньги, и на них покупаем все остальное - вот была логика 90-х годов.

 

Р.А.:У некоторых она еще и осталась, наверное.

 

Е.Ф.:Но я говорю про логику в нашей стране. Мало того, я хотел бы вообще сказать, что на базе этой логики было сформировано и все политическое пространство России. И огромная заслуга президента в том, что он изменил эту логику, или начинает ее менять. Потому что это чрезвычайно тяжелый вопрос. Все состояния, которые в Российской Федерации были составлены за пятнадцать лет, в основном составлены были на сырье. И все законы, которые в Российской Федерации были написаны - они были написаны в основном на иностранные гранты и под эту логику. И поэтому, когда президент еще в своем прошлом послании поставил задачу вообще изменение законодательства Российской Федерации в плане мирового разделения труда, он говорил как раз об этом. Другое дело, что не бывает так, чтобы раз - и быстро все сделать. То есть для того, чтобы президенту реализовать этот курс, ему нужно, чтобы созрело большое количество условий, причем не только экономических, но и, если хотите, политических. То есть его должны поддержать не только широкие массы людей, но его должна поддержать и элита страны, которую еще нужно переубедить. И вот эта огромная работа в головах, которую проводит президент.

Теперь, вы упомянули замену правительства. Замена правительства президентом с точки зрения такой логики - абсолютно плановый, предсказуемый и чрезвычайно важный шаг, который очень нужен. Правительство, которое у нас работало, сформировалось еще в какой-то степени в той, другой стране. И когда президент ускорил наше развитие, когда он поставил задачу быстрее переходить на национальный курс развития - соответственно, даже при всех личных качествах членов правительства, которое был старое, оно, естественно, не могло даже успеть так быстро сориентироваться. И соответственно, ему понадобились новые люди, которые будут реализовывать этот новый курс. Поэтому вот эти назначения.

 

Р.А.:Мы говорим о глобальной смене вех?

 

Е.Ф.:Мы говорим о плановой, системной, но чрезвычайно глубокой смене направления развития страны. Потому что за этими направлениями идут и все остальные. И демографическая политика, и социальная, и огромное количество вопросов будет решаться по-другому. Практически президент перелицует всю нашу жизнь. Хотя делается все очень профессионально и спокойно, я бы так сказал. Никто же не говорит о реформах, о революциях - но по масштабу преобразований по сути своей я бы назвал это революцией. И в основе этой революции - вектор национального развития. Вот это главное, что делает президент. Посмотрите, как он аккуратно создает это - он через национальные проекты формирует задачи, которые стоят перед нацией. Через демографию - это вообще чисто идет под национальное развитие. И тем самым он переламывает этот вектор, который был, на мой взгляд, неверно задан в 90-е годы.

Теперь конкретные назначения - они все именно в этом ключе. Эльвира Набиуллина, специалисты знают - это руководитель центра, который разрабатывал законодательство Российской Федерации. Я еще раз упоминаю - весь массив основного законодательства был в 90-е годы написан на иностранные гранты и под задачи, которые ставили те, которые платили деньги за написание этих законов. То есть под задачи мирового разделения труда. Соответственно, задача, которая стоит перед Минэкономики - менять законодательство с национальной точки зрения.

 

Р.А.:В студии Рустам Арифджанов, в гостях у нас Евгений Алексеевич Федоров, председатель комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму. Реклама нас немножко перебила, но я думаю, что не сильно отвлекла и нас, и радиослушателей. Итак, приход Набиуллиной в правительство. До этого времени - ну, может быть, не так жестко говорить, до этого времени - но, тем не менее, в 90-е годы, как вы сказали, стратегии и проекты писались на иностранные гранты, и в мировой системе экономического разделения труда, если можно так сказать, Россия учитывалась как сырьевая держава, поставляющая нефть и газ.

 

Е.Ф.:И всё. Всё остальное за нас сделают. Вывезут - поэтому порты не развивались, привезут к нам продукты питания - поэтому это не развивалось, привезут нам товары народного потребления - поэтому сегодня их 70% экспорт, и все остальное. Наша задача - качать нефть, добывать ресурсы, отправлять, получать за это деньги и на них покупать все остальное - вот приблизительно та концепция, которая существовала в 90-е годы, и соответственно, под которую писалась вся система законодательства.

 

Р.А.:Если нефть и газ заменить на слово «бананы», то можем говорить, что это такая банановая республика.

 

Е.Ф.:В принципе, да. Абсолютно точно. Нас это не устраивает как российскую нацию, я не побоюсь этого слова - как великую нацию. То есть быть банановой республикой для нас неприемлемо не только с экономической точки зрения, но и с точки зрения, если хотите, исторической, психологической. Это не соответствует тому, за что боролись наши деды и отцы, создавая нашу страну. Поэтому президент перевел в основу экономического развития уже курс национального развития. И дальше идет последовательный пересмотр всего законодательства. Я хотел бы сказать, что сегодня много принято из этого нового курса. Это довольно большое количество законов и об институтах развития, и венчурные компании, банки развития, корпорации нанотехнологий - о корпорациях мы еще отдельно поговорим. Реформирование ЖКХ, развитие малого и среднего бизнеса.

 

Р.А.:Вы сейчас перечисляете законы, которые уже приняты?

 

Е.Ф.:Законы нового курса. На самом деле, эти законы только подходят к ситуации. Понятно, что 90% изменений законодательства нам предстоит, и предстоит в следующем политическом цикле. Потому что для них тоже должны созреть определенные условия. Если угодно, согласие должно созреть для любого такого масштабного поворота в стране. И президент очень аккуратно ведет по этому пути согласия, поворачивая весь вектор развития. Вы упомянули корпорации. А корпорации - это конкретные механизмы, которые позволят решить совершенно конкретную проблему, сосредоточив на ней все усилия государства. Ну, например, нанотехнологии - это важнейший вопрос. Я могу сказать, что в 2015 году планируется, что мир будет получать порядка триллиона долларов от развития нанотехнологий. Если мы здесь вырвемся вперед к 2015 году, то мы от нанотехнологий будем получать больше, чем от нефти или газа, например - просто как один из примеров. Оборонная корпорация, которая только что создается в Государственной думе - тоже концентрация усилий в той сфере, в которой мы на передовых рубежах развития. Олимпийская корпорация - это концентрация усилия для совершенно конкретного решения проблем - 2014 год пройдет, и корпорация будет ликвидирована, это просто записано в этом законе. Нок 2014 году мы должны все построить - и это на самом деле важнейший проект национального развития. Это не просто построить современный или суперсовременный курорт - это новый шаг с точки зрения позиционирования России вообще в мире, который даст автоматический эффект по всем остальным отраслям экономики.

 

Р.А.:На подходе еще и корпорация Росатом, да?

 

Е.Ф.:Росатом как корпорация - тоже та вещь, или та отрасль, в которой Россия - все это знают - занимает как минимум первое или второе лидерство в мире. Нет такой страны, кроме Соединенных Штатов, которые бы имели такой уровень технологических разработок.

 

Р.А.:Ну, Франция еще.

 

Е.Ф.:Нет, она значительно ниже. Конечно. С точки зрения оборонного компонента атомных технологий, например - на порядки ниже. С точки зрения энергетической - да, Франция на уровне Российской Федерации, с этим я согласен. Но энергетика - это только часть атома. Поэтому вот это повороты. Отдельно уникальная корпорация - это реформирование жилищно-коммунального хозяйства.

 

Р.А.:Там тоже будет корпорация?

 

Е.Ф.:Она уже есть. Это корпорация. В чем ее уникальность - это президент напрямую через головы чиновников, через головы властей - а это показывает уровень доверия к ним, кстати - напрямую дает людям, собственникам жилья, государственную поддержку и деньги. Большие деньги, 250 миллиардов в целом - там 150 и 100 - на то, чтобы они решили свою жилищную проблему. То есть он напрямую людям говорит - вот, я не верю никому, вам даю деньги, вы на эти деньги решите ремонт, на эти деньги решите обслуживание. И президент, и мы все прекрасно понимаем, что когда это будет сделано, это будет в пять раз дешевле, чем сейчас, когда это финансируется из государственного бюджета. Поэтому это закон, в котором президент как бы напрямую обращается к народу за его поддержкой в решении сложнейшей проблемы, которую в России долгое время никто не мог решить бюрократическими путями. Отдельно законы по малому бизнесу - та же ситуация. Почему мы поддерживаем малый бизнес? Даже не потому, что он какой-то особенно высокотехнологичный, или что-то. Мы его поддерживаем, потому что он создает людей, независимых от всего - независимых от власти, независимых от государства. Они не ходят и не просят - дайте нам пособие или какую-то еще поддержку, они сами зарабатывают свои деньги.

 

Р.А.:Они просят законов и налогов вменяемых.

 

Е.Ф.:Они просят дать им возможность работать. И вот мы через законы о малом бизнесе разрешаем это делать. То есть на самом деле это элементы колоссального курса, который не экономический. Вы вот копнули - экономический курс - это политический курс президента. Экономика в этом курсе является его важнейшим элементом - но все-таки элементом. А главное - это решение вопросов, которые изменят сами внутренние отношения в нашем обществе.

 

Р.А.:Я все-таки вернусь к государственным корпорациям - почему избран именно этот путь, именно создание государственных корпораций? Причем часть из них, если не все, создаются как некоммерческие организации.

 

Е.Ф.:Да все они. Они все некоммерческие организации.

 

Р.А.:Почему именно этот путь избран? Он все-таки не очень соответствует тенденциям мировым, тенденциям развития экономик других стран? Это такой специфический, суверенный наш путь?

 

Е.Ф.:Во-первых, я бы так не сказал. Существуют страны, в которых крупные государственные холдинги решают те же проблемы. Я могу перечислять по очереди для каждой корпорации разные страны. В этом ничего такого особо суверенного нет. Но сам по себе это тот путь, который сегодня единственно возможен - так сложились обстоятельства - для того, чтобы действительно решить эти проблемы быстро и эффективно. Можно, конечно, долго заниматься теоретическими вопросами, подбирать другие теоретические возможности, но мы просто потеряем время и деньги - но самое главное, конечно, время. Система государственных корпораций позволяет быстро и эффективно это решить. Правильно - потом у этой системы будут большие издержки, но на втором этапе ее развития, то есть приблизительно через несколько лет. Как правило, корпорации через несколько лет у нас и закрываются, это сразу предусмотрено законами. Поэтому в этом плане это сбалансированная позиция, сбалансированный курс президента, в котором он понимает проблемы этого курса и заранее предусматривает, что этот курс носит такой тактический характер развития. Поэтому в этом плане для нас все понятно. Это концентрация государства и бизнеса вокруг конкретных узловых проблем. Это уникальная система управления. С точки зрения прозрачности она, конечно, значительно прозрачнее, чем сегодняшние так называемые федерально-целевые программы и бюджетное финансирование как оно есть. Хотя бы потому что вместо 2-30 программ, размазанных и никому не известных, формируется одна - допустим, по корпорации Сочи - государственная программа, в которой будет четко виден перечень объектов - там несколько сотен - которая видна для всех, действительно, как пришли деньги, с кем заключены контракты - все это в одном месте, на одном сайте, если хотите, в интернете. И любой человек видит, и все это становится понятно.