Почему мы еще не восстановили суверенитет?