«Исчезает поле для недосказанности»

                «Инструкция МВД по проведению обысков и изъятий подробно описывает, чего нельзя делать, а что можно, и если можно – то как. Это важно, поскольку теперь исчезает поле для недосказанности», – заявил газете ВЗГЛЯД глава думского комитета по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров, комментируя появление документа.

                МВД России издало специальный документ, в котором говорится о том, как предпринимателю реально защитить себя от милицейского произвола, сообщила во вторник «Российская газета».

                Как выяснила газета ВЗГЛЯД, ведомственная милицейская «Инструкция о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел гласного оперативно-розыскного мероприятия обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» вступила в силу еще в июле этого года. Она указывает, что милиционеры не могут заходить на территорию жилых помещений (даже если там располагается офис или врачебный кабинет) без веских на то оснований. «Вескими» же считаются предотвращение или раскрытие серьезных криминальных преступлений, преследование преступника или спасение чьей-то жизни. Таким образом, правоохранительные органы утрачивают право проводить внепроцессуальные ревизии финансовой, хозяйственной, предпринимательской, торговой и налоговой деятельности предприятий. С полным текстом документа можно ознакомиться здесь.

                Первые результаты нововведения газете ВЗГЛЯД прокомментировал председатель комитета Государственной думы РФ по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров.

                ВЗГЛЯД: Евгений Алексеевич, сможет ли эта инструкция упорядочить проверки бизнеса? Перестанут ли его «кошмарить»?

Евгений Федоров: Самое важное, чего мы добились, – это запрета проведения милицейских проверок бизнеса вне рамок возбужденного уголовного дела. Теперь четко прописаны основания, по которым милиция может проверять помещения, принадлежащие бизнесу, проводить изъятия документов. Тем самым мы законодательно ликвидировали такой инструмент нечестной конкурентной борьбы, как «натравливание» милиции на конкурентов, когда единственной целью инспирированных проверок являлось изъятие документации и фактическая парализация работы, пусть и всего лишь на какое-то время.

                ВЗГЛЯД: То есть инструкция полностью исключает возможность давления на бизнес?

                Е. Ф.: Это внутриведомственная инструкция, которая пошагово регламентирует проведение обысков, изъятий и так далее. Она четко выдержана в рамках тех поправок в законодательство, которые были приняты Госдумой. Документ подробно описывает, чего нельзя делать, а что можно, и если можно, то как. Это важно, поскольку в таком случае исчезает поле для недосказанности и свободного трактования законов тем или иным сотрудником норм законодательства.

                ВЗГЛЯД: Этот документ вступил в силу еще летом, значит, должен уже вовсю применяться, но жалоб на действия сотрудников правоохранительных органов со стороны предпринимателей по-прежнему немало. Почему?

                Е. Ф.: Потому что нет волшебной палочки, после взмаха которой милиция одномоментно реформировалась бы, перестроилась и заработала по-новому – так, чтобы никто на нее и не подумал жаловаться...

                Идет кропотливая работа по реформированию милиции, обновляется законодательство в сфере предпринимательской деятельности вообще и проверок бизнеса правоохранительными органами в частности. Это трудная работа, которую с наскока не сделать. Обсуждаемая инструкция – важный шаг для повышения прозрачности деятельности милиции. Кстати, хочу заметить, что и в самой милиции прекрасно понимают, что реформироваться надо, и издание такого рода инструкций – наглядное тому свидетельство.

                ВЗГЛЯД: Кстати, реформирование МВД сулит бизнесу какие-то инновации в практике общения с правоохранительными органами?

                Е. Ф.: Закон о полиции еще в стадии разработки, но могу отметить, что его основной посыл в том, чтобы максимально регламентировать процедуру взаимодействия полиции как с гражданами, так и с бизнесом. Ликвидируются коррупционноемкие нормы, неясности, которые можно трактовать в ту или иную сторону. Так что, убежден, закон о полиции будет продвижением вперед в вопросе открытости и законности проверок бизнеса.

                ВЗГЛЯД: Существует мнение, что милицию вообще следует освободить от проверок бизнеса, поручив все экономические преступления органам прокуратуры или вновь созданному единому Следственному комитету. Как вы относитесь к таким предложениям?

                Е. Ф.: Могу согласиться с тем, что любая централизация проверок ведет к ослаблению давления на бизнес. То есть чтобы тебя не могли проверять и те, и эти, и еще вот они. Но это вопрос не одного дня. Мы с коллегами из комитета по безопасности прорабатываем наиболее эффективные формы дальнейшего совершенствования законодательства в части, касающейся проверок бизнеса. Будет ли этим заниматься только Следственный комитет или полиция тоже – должны решить эксперты-правоведы, но, конечно, с учетом мнения и пожеланий бизнес-сообщества. Вы помните, каким серьезным достижением стал запрет на внеплановые проверки предприятий прокуратурой. Мы и в дальнейшем будем работать над тем, чтобы совершенствовать эти механизмы.

26/10/2010
Алексей Барановский
«ВЗГЛЯД.РУ»