Безработица и занятость: что делать?

Уровень безработицы в России достиг опасной черты. Кто должен решать проблему занятости населения — государство или сами граждане, потерявшие работу?

Голые цифры

Экономический кризис обернулся потерей работы для миллионов наших граждан. Максимальный уровень безработицы был зафиксирован Росстатом в феврале 2009 года — 9,4 процента экономически активного населения страны (общая численность безработных превысила тогда 7 миллионов человек). Правда, к декабрю уровень безработицы в стране сократился до 8,2 процента и был меньше, чем в Евросоюзе (10 процентов) и в США (10 процентов).

Очередной всплеск безработицы в России пришёлся на январь 2010 года — общая численность безработных выросла на 10 процентов, составив 6,8 миллиона человек, или 9,2 процента экономически активного населения страны. Из них 1,8 миллиона человек — люди,  не имеющие опыта трудовой деятельности, то есть преимущественно молодёжь.

Рост безработицы наблюдался и в феврале. И лишь с третьей декады месяца уровень официальной безработицы в России начал медленно снижаться, в частности, на 0,1 процента с 24 февраля по 3 марта, на 0,8 процента — с 31 марта по 7 апреля. Но это всё — голые цифры, как говорится, «средняя температура по больнице».  Да и они могут меняться — как в одну, так и в другую сторону. Важнее понять, что за ними стоит.

«Главный социальный вызов»

О том, что уровень безработицы достиг опасной черты, можно судить хотя бы по тому, что на эту проблему обратил внимание президент Дмитрий Медведев. Выступая 4  марта  на заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ, он назвал безработицу «главным социальным вызовом» и поручил этому ведомству держать под особым контролем исполнение законодательства о занятости граждан, а также реализацию региональных программ по созданию новых рабочих мест.

С выполнением таких программ не всё в порядке, что несколькими днями ранее подтвердил руководитель Роструда Юрий Герций на коллегии ведомства. В 2009 году почти 8 миллиардов рублей оказались невостребованными регионами при реализации программ, направленных на снижение напряжённости на рынке труда. Причины названы не были, но проведённые проверки, по словам Юрия Герция, выявили случаи формального и безответственного отношения сотрудников центров занятости к своей работе, в том числе к услугам по профориентации, отбору людей для обучения по той или иной специальности. Есть факты нецелевого использования средств.

На «главный социальный вызов» власти намерены ответить специальными программами, которые позволят трудоустроить около 2 миллионов безработных.

В федеральном бюджете 2010 года на софинансирование региональных программ заложено 36,3 миллиарда рублей.  Причём деньги будут выделяться на те мероприятия, эффект от которых был заметен в прошлом году. Речь идёт об организации опережающего профессионального обучения, стажировках выпускников образовательных учреждений, о стимулировании создания  дополнительных рабочих мест, в том числе специально оборудованных — для инвалидов, а также открытия своего дела.

По словам вице-премьера Александра Жукова, в 2010 году правительство увеличит финансирование программы для безработных по созданию собственного бизнеса. А в программе переобучения в этом году смогут принять участие более 200 тысяч человек, которые впоследствии получат постоянное место работы.

Высокую оценку тому, что уже сделало правительство, дал председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству Евгений  Фёдоров: «Правительству блестяще удалось
реализовать главную антикризисную меру — резко увеличить дополнительную адресную финансовую поддержку граждан России в
условиях кризиса. Ни одна страна в мире не смогла развернуть такую
поддержку в кризисном году, а в России её получил каждый третий
гражданин. Это ветераны, инвалиды, пенсионеры, малообеспеченные семьи,
безработные, отдельные участники ипотеки, получатели льготных кредитов и другие».

Труднее найти, чем потерять?

Число принятых работников в январе нынешнего года, по данным Росстата,  впервые с декабря 2008 года превысило число тех, кто работу потерял, — на 13 тысяч человек.  А количество уволенных за тот же период сократилось в 1,7 раза. Но легче от этого почему-то не становится.

Официальная статистика опирается в основном на данные о зарегистрированных безработных в центрах занятости и, соответственно, о тех, кого предлагаемая работа взамен утерянной устроила. А в эти центры обращается, по ряду оценок, не более трети лишившихся работы. Трудно не согласиться с мнением члена правления ИНСОР Евгения Гонтмахера, который считает, что большинство людей «ищет работу в интернете, в печатных изданиях, на досках объявлений, опрашивает знакомых, родственников».

Представления о том, насколько легко найти равноценную работу в случае потери имеющейся, у сограждан, согласно недавнему опросу ВЦИОМ, не изменились. Это подтверждается индексом трудоустройства, значение которого держится  с лета 2009 года на уровне 47—48 пунктов. Сложнее устроиться на работу было в марте—апреле — тогда этот индекс показывал минимальное значение (39 пунктов).

Надо сказать, что способы трудоустройства при потере работы россияне всё же пересматривают.

По мнению социологов, растёт число тех, кто готов переобучиться на новую специальность (с 23 до 26 процентов).

Стоит добавить, что вопрос о системе непрерывного образования давно назрел. Как полагает генеральный директор Института экономических стратегий Александр Агеев, «страна нуждается в массовом “всеобуче” занятого населения и безработных».

Число тех, кто согласен поменять место жительства, если есть возможность устроиться по специальности, сокращается (с 23 до 17 процентов). Таким образом, подтверждаются оценки экспертов о низкой мобильности трудовых ресурсов. «Мобильность рабочей силы у нас снижается, — отмечает Евгений Гонтмахер. — В России люди убегают от плохой жизни, а не в поисках карьерного роста. Этим наш рынок труда похож на рынок развивающихся стран, особенно Индии и Латинской Америки. Нам надо менять вектор мобильности, как это сделали Индия и Китай, внедряя наукоёмкое производство. И там домой начали возвращаться учёные и высококвалифицированные специалисты».

Снижается процент тех, кто готов работать с более низкой квалификацией (с 21 до 16) и зарплатой (с 19 до 15). При этом без официального оформления согласны работать 24 процента опрошенных. Не гнушаются случайными заработками 18 процентов респондентов.

Займи себя сам — государство поможет

Обнадёживающим, по оценкам экспертов ВЦИОМ, стал рекордно высокий интерес россиян к занятию предпринимательством в новом году (17 процентов). Возможно, это связано с тем, что всё больше людей узнают о региональных программах по развитию малого предпринимательства и самозанятости.

Безработные, открывшие своё дело в 2009 и 2010 годах, смогут получить субсидию в размере 58,8 тысячи рублей.

Не Бог весть что, но всё-таки помощь

Директор Департамента занятости и трудовой миграции Минздравсоцразвития Татьяна Блинова не так давно сообщила, что число безработных, открывающих своё дело, достигнет в 2010 году 164 тысяч человек. Заместитель министра здравоохранения и социального развития Максим Топилин назвал ещё большую цифру — 174 тысячи человек. «В прошлом году с помощью служб занятости своё дело зарегистрировали 127,8 тысячи безработных, — сказал замминистра. — Люди открывали парикмахерские, маникюрные салоны, авторемонтные мастерские, медицинские кабинеты, ателье, фермерские хозяйства». 

По мнению директора Института реформирования общественных финансов Владимира Климанова, «размер субсидий, выделяемых тем, кто решил открыть собственное дело не только в моногородах, но и других населённых пунктах, не может серьёзно рассматриваться в качестве стартового капитала». Этих средств, как считает эксперт, «едва хватит на регистрацию предприятия, открытие счёта, изготовление печати и ряд действий, необходимых для начала предпринимательства». Хотя сам факт такой господдержки директор института оценивает как «значимое подспорье для рождающегося предприятия».

Стимулировать безработных к открытию собственного бизнеса Владимир Климанов предлагает так: «С одной стороны, органам власти, особенно на уровне местного самоуправления, следует заняться созданием необходимой “консультационной инфраструктуры” для малого бизнеса по различным финансовым и правовым вопросам, а также предоставлением на льготных условиях аренды офисных помещений и связанного с ним технического обслуживания. С другой  стороны, власти должны облегчить различного рода процедуры регистрации новых фирм, сбора различных подтверждающих документов, например, для получения кредита в банке, доступа на различные рынки, в том числе в части поставки продукции, товаров, работ и услуг для государственных и муниципальных нужд, а также оградить предпринимателей от излишних административных проверок».

Прогнозы

Как известно, прогнозы — дело неблагодарное. Но всё же, приведём некоторые из них.

По прогнозу Минэкономразвития, регистрируемая безработица составит в нынешнем году в среднем 2,2 миллиона человек, а общая численность безработных — 6,5 миллиона (8,9 процента экономически активного населения).

Оптимистический сценарий заведующего лабораторией прогнозирования трудовых ресурсов РАН Андрея Коровкина совпадает с правительственным прогнозом. Из пессимистического сценария учёного следует, что общая численность безработных окажется  выше — 6,8 миллиона (9,2 процента). По мнению Евгения Гонтмахера, «миллионов 7—8 безработных у нас будет». А по оценке секретаря Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Александра Шершукова, к середине 2010 года общая численность безработных в России может составить 8—9 миллионов человек.

Угрожают ли такие цифры социальной стабильности? Вот как ответил на этот вопрос генеральный директор Института экономических стратегий Александр Агеев: «Социальная стабильность зависит не только от уровня занятости. Но мировой опыт отчётливо показывает, что с превышением определённого уровня безработицы запускаются серьёзные социальные катаклизмы. Из современных примеров наиболее показательна Греция. Едва не состоявшееся банкротство грозило резким всплеском безработицы. И эта угроза вывела на улицы сотни тысяч людей».

По его мнению, «Россия — страна с ландшафтом, “опрокинутым в небо”. Есть регионы с перспективами роста и регионы беспробудного застоя». То есть в одних работу найти более-менее реально, в других — практически невозможно. Кроме того, как считает Александр Агеев, «следует учитывать фактор мигрантов, которые концентрируются в ключевых центрах страны. Именно по ним в первую очередь ударил кризис. В любом случае и темпы спада, и структурная застойность нашей экономики, и неумелость властей в организации инновационного прорыва, наличие мощных социальных групп, не имеющих заинтересованности в развитии страны, — всё это предопределяет чрезмерную степень безработицы».

Все ли учтены?

Какова структура нашего рынка труда? Занятость на крупных и средних предприятиях, по данным  директора Независимого института социальной политики Татьяны Малевой, составляет менее половины активного населения (49 процентов). «Ещё 6 миллионов человек — малый бизнес. А 26 миллионов  человек — это “прочее”. Мы вообще не знаем, кто это…», — утверждает она. Кое-что мы, конечно, знаем. Среди этих 26 миллионов немало тех, кто вообще не хочет работать — опустил руки, спился и пр.

Цифры не утешающие, особенно с учётом того, что объём рынка труда в России имеет тенденцию к неуклонному сокращению. По демографическим причинам, как считает Евгений Гонтмахер, «ежегодно убывает миллион трудоспособных людей».

Отсутствие точных данных о структуре рынка труда затрудняет проведение его реструктуризации, переобучение людей для работы в конкурентоспособных отраслях экономики.

А такое переобучение — в связи с генеральной линией на модернизацию и инновационное развитие — просто необходимо. Тем более что уже сейчас «дефицит кадров для проектов новой технологической волны, а также компетентных управленцев», по мнению Александра Агеева и не только его,  очевиден. 

Действительно, без улучшения качества рынка труда все наши грандиозные планы вряд ли удастся решить. Но это уже тема другой статьи.

STRF.ru

17/04/2010

 Анна Σ Горбатова