“Мавр делает свое дело”

Евгений Федоров: “Госкорпорации гораздо более прозрачны, чем предшествовавшая им экономическая среда”

Недавние высказывания президента о госкорпорациях и последовавшая за ними проверка этих компаний породили массу слухов о их будущем. Бывший вчера гостем редакции “МК” председатель Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров уверен: госкорпорации не исчезнут в никуда.

 

— Евгений Алексеевич, какая судьба ждет государственные корпорации? Почему именно сейчас вдруг встал вопрос об их реформировании?

— Статус их временного существования был закреплен уже в самом законе, по которому госкорпорации создавались. Более того, для некоторых из них четко определен срок жизни. Например, “Олимпстрой” явно не нужен после 2014 года. А корпорация по реформированию ЖКХ вообще должна прекратить свое существование в 2012 году. Я бы не стал пытаться раздувать из распоряжения президента сенсацию, которой там нет. Этим организациям государство доверило большие деньги, у менеджмента данных компаний — огромная власть. И потому нет ничего сенсационного в том, что решено проверить, как они работают и насколько эффективно осуществляют расходы. Госкорпорации сильны в определенный промежуток времени, но потом они забюрокрачиваются.

— А зачем их вообще создавали?

— Давайте вспомним про концепцию “2020” и про задачу построить новую инновационную экономику России, которую никто не снимал. Но сейчас вся экономическая среда в России в силу своей природы враждебна подобной перестройке. Предприятия, создающие продукты с высокой степенью добавленной стоимости, инновационные, не могут иметь высокую рентабельность. Чем выше степень передела, тем ниже рентабельность. И госкорпорации выполняют задачи, с которыми, кроме них, никто не справится. Те же Ростехнологии, например, объединившие предприятия ВПК, смогли добиться того, что ни одно предприятие не обанкротилось. ВЭБ финансирует свыше тысячи проектов развития по всей стране. Госкорпорации — это в первую очередь институты развития. Кто, кроме Роснанотеха, сможет в условиях, когда экономическая среда буквально выжигает все носящее инновационный характер, развивать те же новые технологии? Так что этот “мавр” еще всех своих дел не сделал и ему предстоит немалая работа. В частности, по созданию рынка интеллектуальной собственности. Главное отличие инновационной экономики от ее предшественницы как раз и заключается в наличии именно этого рынка. И если уж на то пошло, госкорпорации гораздо более прозрачны, чем предшествовавшая им экономическая среда.

— И все же уже объявлено, что госкорпорации изменятся? Когда это произойдет и чего следует ждать?

— Самая первая корпорация, которая прекратит свое существование, — это корпорация по реформированию ЖКХ. В законе срок уже обозначен — 2012 год. Что касается остальных, то уверен, что ближайшие пару лет они еще будут работать в прежнем статусе. Это же гигантские организации с имуществом, правами, собственностью. Частично они могут быть акционированы, частично переданы в госунитарные предприятия. Но смею вас уверить, государство останется в них, потому что всегда будут появляться задачи, которые необходимо решать в кратчайшие сроки. И ничего более эффективного, чем госкорпорации, для этого у нас пока нет.