«Персона грата»: Евгений Федоров

В последние дни в российской прессе появилось несколько интервью опального бизнесмена Евгения Чичваркина. Он долго и успешно продавал в России мобильные телефоны, а потом попал под уголовное дело, вынужден скрываться в Лондоне. Чичваркин заявляет, что дело против него сфабриковано, в честный суд не верит и возвращаться на родину не собирается.

Председатель Комитета ГД по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров – желанная персона в нашей студии.

- Хотелось бы дождаться юридически точного и справедливого приговора суда, который бы расставил все точки над «i» С чем связано такое неверие Чичваркина в справедливость суда, как Вы думаете?

Евгений Федоров: Во-первых, я думаю, что у нас любой, кто попадает в зону действия суда и правоохранительной системы, не очень-то верит. Понятно, что определенный элемент играет обида, потому что человек по-другому оценивает свои действия. Это вопрос правоохранительной системы. Я, например, не знаю, что сделал Чичваркин, какие там нюансы, я не могу судить права ли правоохранительная система или нет. Наша правоохранительная система и судебная система нуждаются в очень значительном совершенствовании. И об этом постоянно говорят и председатель правительства, и Президент, это записано в "Стратегию 2020". Мы понимаем, что она создает очень тяжелую среду и для общества, и для бизнеса, она нуждается в коренном улучшении. Мы отлично понимаем, что без изменения правовой среды решить вопросы развития страны невозможно, поэтому реформа правоохранительной системы и судебной стоит как ключевой элемент экономической стратегии.

- В своих интервью Чичваркин рассказывает много занимательного: в каких условиях ему приходилось продавать мобильные телефоны. Может быть, это желание отмыться от обвинений, но для нас же не секрет, что условия ведения бизнеса в России такие, что заниматься им могут только настоящие буйные. Их всегда мало, а России их нужно много. Что ещё нужно сделать, что уже сделано, помимо того, что мы уже сказали?

Евгений Федоров: Я полностью согласен, что сложно. Я понимаю, что всё это неслучайно. У нас 15% малого и среднего бизнеса. Ограничивает развитие бизнеса определенный тип правоохранительной системы, который был настроен в 90-е годы на поддержку крупного или государственного бизнеса, одна из задач – это подавление конкуренции, в том числе среди малого и среднего. Поэтому у нас - 15% , а, например, в Китае - 55% , в Европе - 40%. Это не потому, что у нас мало предпринимателей, я думаю, что их у нас значительно больше, у нас пассионарность, креативность населения выше, а именно потому, что экономическая среда не дает возможности изменить эти форматы. Экономическая «Стратегия 2020» без политического блока невозможна, т.е. без развития гражданского общества, без реформирования судебной системы, без реформирования правоохранительной системы, без наведения порядка на информационном поле и многих других вещей. Это коренной вопрос изменения типа российской экономики и политики.

- Как в минувший год кризиса действовало наше правительство, в чем оно видело приоритеты, кому оно от имени государства в первую очередь оказывало помощь и поддержку? Средний и малый бизнес почувствовали эту руку государства?

Евгений Федоров: Я могу сразу сказать, что ни одно страна мира не поддерживала так сильно персонально людей. Главное направление действий Правительства РФ в условиях кризиса – персональная поддержка людей. Больше 50 млн. человек в России получили дополнительную, персональную, адресную поддержку в условиях кризиса в этом году.

 

 

Радио России