Российские депутаты подвели итоги первого года кризиса

Спустя год после начала мирового кризиса депутаты Госдумы считают, что он не смог достичь цели и разрушить свою причину - однополярную мировую экономическую систему. Они говорят, что пока рано успокаиваться, и высказывают диаметрально противоположные оценки эффективности антикризисных действий правительства РФ.

Спустя год после начала мирового кризиса депутаты Госдумы считают, что он не смог достичь цели и разрушить свою причину - однополярную мировую экономическую систему. Они говорят, что пока рано успокаиваться, и высказывают диаметрально противоположные оценки эффективности антикризисных действий правительства РФ. Американский системообразующий банк Lehman Brothers 15 сентября 2008 года объявил о начале процедуры своего банкротства. Этот момент считается началом мирового финансового кризиса.

ЛАКИРОВКА И ВТОРОЙ КРИЗИС За первым кризисом мировой экономической системы последует второй, больший кризис сокрушительной силы, который сломает существующую мировую экономическую систему, что не удалось первому, считает председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров. "Мировая экономическая система и политическая система, которая ее прикрывала, не дали возможности кризису заменить, преобразовать мировую экономическую систему. Это означает, что те проблемы, которые перед ней были, не решились, они кризисом усугубились", - сказал Федоров РИА Новости. "Та лакировка, которая произошла, носит временный характер. Это означает, что произойдет второй мировой кризис, более масштабный и разрушительный, который все-таки приведет к изменению мировой экономической системы. И для нас, политических аналитиков, это ясно", - сказал он. К кризису, по словам Федорова, привел монополизм мировой экономической системы, при которой 10% граждан мира незаслуженно получают в десятки раз больше, чем все остальные. "Этот монополизм не изменился, несмотря на усилия многих государств - России, Франции и других", - сказал депутат.

НЕЛОГИЧНО СОЦИАЛЬНАЯ За год России удалось преодолеть разрушительные последствия кризиса, в том числе социальные. Главное отличие антикризисных усилий России от такой же работы в других странах заключается в том, что была сделана ставка на социальное развитие, считает Федоров. "Ни одна страна мира не приняла решение увеличивать пенсии и зарплаты в условиях кризиса, только Россия. Евросоюз принимал решения о сокращении пенсий и зарплат госслужащих, в Прибалтике пенсии сокращены на треть. Пенсия российских пенсионеров на треть увеличена", - сказал депутат. С точки зрения экономической теории эта политика не очень логична. "В условиях дефицита бюджета наращивать социальные расходы - это некое противоречие с логикой, но это демонстрирует сущность российской государственности и сущность российской власти - забота о человеке в первую очередь", - добавил он. "Российское государство в условиях кризиса закалилось и сложилось как государство жестко социальное. И это ментальность российской власти", - считает депутат. В тоже время государство отказалось от повышения налогов, они даже снизились, сказал Федоров.

НЕ ТАКТИКА, А СТРАТЕГИЯ "Это прямо противоположные вектора - наращивать социальные расходы и снижать налоги. Согласитесь, что это сильная политика. Но эта сильная политика не имеет тактической логики, у нее стратегическая логика", - сказал парламентарий. Российская экономика с точки зрения прибыли, доходов и зарплат, по мнению Федорова, в три раза менее развита, чем могла бы быть, даже при существующих параметрах. Экономическая система РФ не развита, в России нет целых сегментов экономики, которые есть в Европе или Америке, например, рынок интеллектуальной собственности, почти отсутствует рынок земли, фармацевтический рынок развит в 10 раз меньше, чем в Европе, а торговля - в четыре раза меньше, чем в Европе, отметил парламентарий. "Только преобразования в области правил экономики позволяют в два-три раза увеличить экономику страны, ВВП страны", - считает Федоров. "Главный итог кризиса в том, что если мы раньше понимали, что нам нужна экономика нового типа, то теперь она нам нужна не в силу знания, а в силу выживаемости. Мы не можем выжить в тех параметрах социальных, которые есть, без экономики нового типа", - сказал Федоров.