Молодежь России хочет работать в тех сферах, где коррупционная емкость наиболее высокая - мнение экспертов

Сегодня молодежь в бизнес идти не хочет. Больше половины российских школьников хотят быть либо чиновниками, либо сотрудниками правоохранительных структур. Над этой темой размышляют эксперты "Маяка" - член правления общероссийской организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Дина Крылова и глава комитета Госдумы по экономической политике Евгений Федоров.

- Так почему молодежь не хочет в бизнес?

ФЕДОРОВ: Я могу объяснить: как раз это, к сожалению, то, о чем говорил президент неоднократно. У нас очень низкий уровень доверия в обществе и внутри него по отношению к чиновничеству и по отношению к бизнесу. И вот этот уровень доверия ограничивает развитие и малого бизнеса, и бизнеса вообще, люди, таким образом, дезориентированы, как показал этот опрос.

- Дина Владимировна, у вас свое объяснение такой тенденции тоже существует наверняка?

КРЫЛОВА: Конечно существует. Опять-таки президент неоднократно говорил о том, что статусная рента, которую взимают чиновники и благодаря которой госслужба становится столь привлекательной, это один из основных мотивов, который молодежь считает, что чем нести такие огромные риски, вкладывая собственные средства в малый бизнес и платя чиновникам эту статусную ренту, лучше стать получателем этой статусной ренты, ничего не вкладывать, ничем не рисковать. Ну, рисковать, конечно, тем, что ты нарушаешь законодательство этим, что участник коррупционных отношений.

Но сейчас пока что у нас это законодательно никак толком не определено. И для того чтобы стать жертвой борьбы с коррупцией, тебя должны поймать за руку на взятке, что достаточно проблематично.

- В том-то и дело, те люди, которые сейчас молодые люди, которые выбирают чиновничий аппарат вместо бизнеса, возразят вам, что разве плохо, что они хотят послужить своему государству и мотивы ими движут самые благородные?

КРЫЛОВА: Они же хотят идти в те сферы, где коррупционная емкость наиболее высокая. Они же не хотят идти туда, где кроме официальных доходов они не будут иметь ничего. Они хотят идти туда, где или распределяются имущественные ресурсы, или финансовые ресурсы или через контроль и надзор можно получать значительные взносы со стороны контролируемых.

- Евгений Алексеевич, у вас такое же объяснение этой тенденции?

ФЕДОРОВ: Нет. Я не согласен, что все, кто хочет идти в чиновники, рассчитывают на коррупцию. Я считаю, что у нас большинство как раз честных людей, и в чиновничестве в том числе. Другое дело, что чиновники у нас, к сожалению, более стабильны, чем бизнес в данном случае. И люди воспринимают именно вот эту ситуацию большей стабильности, большего социального пакета. А вот в бизнесе мы еще такую стабильность, такое доверие создать не смогли. И наш магистральный путь развития - именно по линии развития этого доверия. Поэтому мы и говорим, что вопрос малого бизнеса, он только частично экономический, а в большей степени это политический вопрос.

- А каково значение такого явления как малый и средний бизнес - тоже экономическое, социальное и политическое, как вы сказали сегодня?

ФЕДОРОВ: Мы считаем, что малый бизнес дважды для нас важен. Во-первых, он важен как экономический, потому что он дает возможность людям без какого-то начальства над головой прийти и проявить все свои силы, всю свою энергию, смекалку, изобретательность и заработать столько, сколько он может в силу своих личных качеств. И это очень важно.

Второй момент, он освобождает людей, которые дают малый бизнес от какой-то надежды на кого-то, на государство, на соседа. То есть освобождает его и ориентирует на собственные силы, что тоже очень важно.

И, в-третьих, он просто создает основу для свободных граждан, которые, будучи свободными в бизнесе, соответственно, становятся свободными в политике. Поэтому малый бизнес - это и развитие, если хотите, основа для политических институтов в обществе.

- Дина Владимировна, а конкретный пример, что такое малый бизнес сегодня? В каких конкретных сферах экономики он действует?

КРЫЛОВА: Малый бизнес у нас действует во всех сферах экономики, это предприятия, на которых, согласно новому закону, который, я очень надеюсь, будет принят в ходе нынешней сессии, работает до 100 человек. И там еще правительство должно установить некие финансовые ограничения.

Это градация, давайте об этом чуть-чуть попозже поговорим. Я имею в виду, в каких именно сферах экономики существует именно малый бизнес?

 

 

Радио "Маяк"