Крайний Запад

Следы «пятой колонны»

Комментарий  Е.А. Федорова журналу «Итоги»

Калининградская область - идеальный полигон для выяснения отношений между сторонниками и противниками антикризисных действий Правительства.

Как убедились «Итоги», пока перевес на стороне первых.

 

Следы «пятой колонны».

Комментарий  Е.А. Федорова журналу «Итоги»

- Евгений Алексеевич, ваш коллега, первый замруководителя фракции «ЕР» Владимир Пехтин заявил, что выплеснувшийся на улицы конфликт, связанный с повышением автомобильных пошлин, «искусственно разжигается группой заинтересованных лиц, в том числе и западными спецслужбами». Согласны с такой трактовкой?

- Я довольно давно занимаюсь политикой, и характер событий в Приморье - и не только в Приморье - говорит, что за этим стоят все-таки не спецслужбы, а американский Госдеп. У спецслужб другой стиль. Они, например, могут устроить теракт: во время чеченской войны мы часто видели торчащие уши иностранных спецслужб. Тут совершенно другой уровень. Известно, что конгресс США выделяет на  политработу в России многие миллионы долларов. И основная часть этих денег идет на неправительственные организации и средства массовой информации. Это и есть те инструменты влияния, с помощью которых реализуется соответствующая политика. Такие же инструменты использовались, например, на Украине во время оранжевой революции, финансировавшейся из-за рубежа. Или в Грузии.

- Вы могли бы назвать эти организации и СМИ?

- Вы сами их без труда найдете - по тем грантам, которые официально выделяются Госдепом.

- Какова конечная цель этих усилий?

- Это обычные технологии мировой конкуренции. И применяются они, кстати, далеко не только к нам. Посмотрите, например, какую активную позицию по внешнеполитическим вопросам занимала Франция еще полгода назад. Но начались уличные волнения, которые, конечно, были спровоцированы извне, и Франция прикусила язык. Американцы запускают множество такого рода механизмов, чтобы сдерживать демонтаж однополярного мира. Сейчас идет выстраивание нового посткризисного мирового порядка. И те страны, которые потеряют внутреннее единство, обречены на место во втором эшелоне.

- В аналитическом управлении Госдумы дают несколько иной расклад: основная задача «зарубежных социальных технологов» состоит в отделении Дальнего Востока от России. И видят связь между акциями и заявлениями МИД Японии, осудившим введение пошлин.

- Я тоже вижу эту связь. Может быть, и так. Но надо понимать, что Токио не ведет самостоятельной игры на этом поле. Они давным-давно приняли для себя такое решение, и вот уже несколько десятилетий за Токио внешнеполитическую стратегию вырабатывает Госдепартамент США.

- В Волгоградской области инициирован сбор подписей под обращением к Госдуме - с требованием провести парламентское расследование деятельности КПРФ. Речь идет об участии партии в недавних акциях протеста, которые авторы обращения считают «сепаратистскими». Каково ваше отношение к этой идее?

- Понятно, что такого рода расследования не могут инициироваться на политическом уровне. Честно говоря, не хотелось бы думать, что КПРФ занимается подрывной деятельностью. Если она просто выдвигает лозунги, ведет политическую уличную работу, - это законное дело партии. Но если действительно что-то есть, если партия скатывается на незаконную борьбу, этот вопрос, конечно, должен быть исследован правоохранительными органами.

- Первоначально требования участников протестных акций были поддержаны и приморским региональным отделением «Единой России». Как это объясняете?

- Просто не разобрались - находясь во Владивостоке, всех нюансов не различишь. Поступила дополнительная информация, и все стало на свои места. Кроме того, нужно учитывать, что мы партия, ориентированная на нужды людей. Но когда общаешься с человеком, не сразу понимаешь, протестует ли он в собственных интересах или потому, что так приказал ему босс из мафии, которому в свою очередь за это хорошо заплатили.

- Возникает очень большой соблазн для властей - любые проявления недовольства их политикой представлять как заговор мировой закулисы. Мы ведь уже проходили это в нашей истории.

- Ну, во-первых, это все проходили в своих историях. Кстати, обратите внимание: первая реакция лидеров западных, европейских стран на беспорядки в этих странах - «это иностранный заговор». Это не потому, что все такие глупые. Это значит, что действительно существует такой механизм мировой конкуренции, и он используется повсеместно. Но, конечно, вы правы: любое иностранное влияние будет бессильно, если не будет изначального условия - недовольства населения. Однако когда такое недовольство есть, на эту открытую рану мгновенно слетаются все, кто хочет реализовать свои политические интересы.

- Главное в таком случае - не допускать «ран». А с этим у нас пока плохо получается: повышение пошлин не пошло на пользу ни занятости, ни деловой активности в приграничных регионах.

- Там, если честно, не так уж и много людей потеряли работу. Только перегонщики, дилеры - несколько сот человек. Но это означает только то, что усилия государства по увеличению занятости, необходимо удвоить и утроить. В этом году, кстати, мы планируем создать от двух до четырех миллионов новых рабочих мест в стране. Прежде всего - по линии развития малого бизнеса, за счет механизма госзакупок. Очень важно при этом, чтобы эти усилия были сосредоточены на болевых точках. Дальний Восток стопроцентно к ним относится.

- Тем не менее, по мнению многих экспертов, повышение пошлин добавляет много новых проблем, но не решает старые - не спасает отечественный автопром.

- Давайте вернемся к истокам. Прежняя система пошлин, с неадекватно низкими ставками, возникла в 90-е годы, когда создавалась так называемая сырьевая экономика. И возникла, конечно, далеко не случайно. Мы все отличное знаем, что эти законы писались не в РФ - это советы наших иностранных партнеров. И сегодня, в условиях кризиса в полной мере проявился негативных эффект таких рекомендаций. Узкая, сырьевая специализация страны создает очень много проблем.

- Но власть располагала достаточным запасом времени для того, чтобы изменить эту систему. Почему решение не принято год или назад, в гораздо более спокойной обстановке?

- Если даже сейчас, в условиях кризиса это решение проходит с таким трудом, то уж точно не прошло в «мирное» время. Вот тогда общество уж точно раскололось бы. Плюс кризиса в том, что он дает возможность значительно ускорить реформирование страны. Сейчас противники перехода на инновационный путь развития - чиновники, бизнесмены, вся та часть элиты, которая считает, что не нужно искать от добра добра, - молчат.

- Есть и еще одна проблема: сплошь и рядом решения, касающиеся миллионов граждан, принимаются в закрытом режиме. Уличная политика является следствием дефицита политики публичной. Не согласны?

- Полностью согласен: нам очень не хватает открытости. Но это связано, прежде всего, с неразвитостью гражданского общества. Ведь для того чтобы открыться, надо иметь партнера, с которым можно говорить.

- Есть мнение, что в таких уличных протестных выступлениях как раз и рождается гражданское общество.

- Гражданское общество рождается не на митингах, а в результате кропотливой ежедневной работы: создаются соответствующие общественные организации, проводят собрания, формируют уставы. Кстати, согласно плану-2020 саморегулирующимся организациям бизнеса должно быть передано 25 процентов функций органов госвласти. А уличная активность в нынешних условиях - это скорее признак незрелости гражданского общества. Во-первых, в этих процессах, как правило, видна иностранная рука. Во-вторых, участники акций совершенно не считаются с общенациональными интересами. Кризис, так же как и война, требует консолидации общества, а не его раскола.

 

Беседовал Андрей Камакин.