Федоров: "Если бы мы не приняли мер по защите банков, ни о каких социальных программах не могло быть и речи."

- Евгений Алексеевич, один из наиболее распространенных сегодня упреков в адрес властей - они, мол, помогают олигархам, крупным предпринимателям, а не населению. Вам есть что возразить на это?

- Если внимательно изучить Правительственный План действий,  направленных на оздоровление ситуации в финансовом секторе и отдельных отраслях экономики от 7 ноября 2008 года и недавнее Заявление Госдумы от 20 февраля 2009 года то становиться понятно, что это не так.

Если речь идет о рефинансировании иностранных заимствований российских крупных компаний, то это не помощь, а кредитование на абсолютно рыночных условиях.

- Но эти условия все-таки более выгодные, чем на мировом рынке.

- Вы всерьез это говорите? На Западе ставка рефинансирования  приближается уже к нулю процентов. А согласно закону «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы Российской Федерации» минимальная процентная ставка по кредитам на рефинансирование валютных иностранных займов должна превышать ставку ЛИБОР в долларах США не менее чем на 5 процентных пункта!

- Почему же тогда наши предприниматели идут с просьбами к государству, а не в западные банки?

- Во-первых, у западных банков свои проблемы с ликвидностью. Во вторых, западные банки ориентированы на  механизм рейтингов, а он, как известно сильно политизирован. С какой стати кто-то в Нью-Йорке - там находятся основные рейтинговые агентства - определяет, какие российские предприятиям кредитоспособны, а какие - нет.  Часто в этих оценках политика в  чистом виде. А в условиях финансового кризиса тем более «своя рубашка ближе к телу».

- Но выходит, государство все-таки вправе требовать от предпринимателей, получающих поддержку, чтобы они брали на себя определенные обязательства. Скажем, чтобы не увольняли людей. Почему же не требует?

- Основная финансовая   помощь предоставляется на кредитной основе, это уже предусматривает определенные обязательства. Деньги предоставляются с условием, что их: а) отдадут; б) отдадут с процентами; в) предоставят залог на случай невозврата. Между прочим, уже возникают последствия таких обязательств: имущество отдельных, так называемых Вами олигархов может перейти в собственность государства. И государство уже планирует, как распорядиться этими активами. Мы в ближайшее время должны создать национальную систему долгосрочного кредитования перестройки экономики с опорой на внутренние ресурсы. Работа в этом направлении началась, важно ее ускорить и не ограничиваться полумерами.  Всем же понятно, что на базе 6 месячных кредитов перестройку экономики не совершить. Государственная финансовая помощь в таком виде это просто начало выстраивания государством системы долгосрочного кредитования, которая у нас до сих пор отсутствовала.

- Есть и другие формы поддержки, где залоги не обязательны.

- Да, такие формы имеют место в основном в банковской системе. Но они носят кратковременный характер и только к определенному списку банков, по которым нет большого сомнения в их платежеспособности. Что касается производственного сектора, то в этом случае такие требования как раз присутствуют. Например, при предоставлении госгарантии по кредитам обязательное условие - не допускать массовых увольнений. Но нужно понимать, что предприятие не может сохранить рабочие места, если ему это экономически не выгодно, несмотря на любую господдержку. В противном случае оно становится собесом и неизбежно станет банкротом.

 

- Есть вопросы и к собственно «собесу». Все познается в сравнении, а на фоне американских, европейских, японских  социальных программ наш антикризисный план выглядит, признаться, не слишком впечатляюще.

 

- Доля антикризисных социальных расходов в России ничуть не ниже, чем в других странах, а по ряду направлений - ипотечное кредитование, программы занятости и другие, мы впереди. Масштабные программы соцподдержки характерны в первую очередь для США и - на порядок в меньшей степени - для Европы. Это отражает сложившую в мире расстановку сил.  Логика американской и отчасти европейской экономики - повышать внутренний спрос и соответственно жизненный уровень за счет наращивания внешних долгов. Пока остальной мир кредитует американский образ жизни. Кстати, наш вклад здесь тоже не маленький. Помните, сколько граждан и юридических лиц перевело свои сбережения после начала девальвации в иностранную валюту? Было куплено 160 миллиардов долларов! Считайте, что мы фактически прокредитовали Америку  на эти 160 миллиардов. И это только Россия. Самые большие кредиторы США - Китай, Япония. За счет таких вливаний можно запускать механизмы поддержки спроса.

- Стало быть, Россия сейчас не может себе позволить такой уровень соцрасходов?

 

- Ну а как мы себе это позволим? Для этого у нас нет ни системных возможностей, ни экономического веса, ни политических сил.

- Сколько, кстати, вообще стоит наш антикризисный план? Цифры «гуляют» самые разные.

 

- Вопрос, что понимать под «антикризисным планом». В принципе сюда можно включить вообще весь бюджет страны, а это 10 триллионов рублей. Тут как в бассейне с водой: невозможно одну часть отделить от другой, все взаимосвязано. Тем не менее, антикризисные расходы в строгом смысле слова составляют, по нашим расчетам, порядка четырех триллионов рублей.

- Какая часть из этой суммы пошла на соцподдержку?

 

- Если смотреть на ситуацию в целом, то практически все. Все эти деньги идут либо непосредственно на соцподдержку, либо на поддержку системных вещей, являющихся основой нашей жизни. Взять те же банки: если бы в начале кризиса не приняли мер по защите банковской системы, по обеспечению плавной управляемой девальвации, ни о каких социальных программах сейчас не могло быть и речи. Ведь невозможно было бы даже выдавать людям деньги. У нас социальное государство, и это ясно видно по принимаемым правительством и ГосДумой антикризисным решениям. Другое дело, что об этом недостаточно информируют граждан. Вот тут действительно есть пробел - информационная работа у нас, что называется, не на уровне.

 

- Но, может быть, стоит все-таки изменить пропорции - на поддержку финансового сектора и бизнеса выделять поменьше, а на прямую поддержку населения - побольше?

 

- Ключевая принципиальная позиция Правительства и Госдумы - никакого сокращения социальных расходов. Антикризисная программа российского Правительства, а также меры, предложенные Госдумой, в первую очередь направлены на поддержку социальной сферы - на повышение пенсий, создание новых рабочих мест, поддержку малого предпринимательства, развитие ипотеки. К примеру, только на поддержку ипотечного кредитования, в том числе и заемщиков дополнительный капитал за счет средств федерального бюджета составит  200 миллиардов рублей.

- Ну, эта поддержка отнюдь не безвозмездна. Да, человеку предоставляется 12-месячная передышка. Но после 12 месяцев он ведь получает еще большую сумму долга.

- Обязательства  возврата займов, конечно, никто не отменял. Тем не менее, заемщики, попавшие в беду, в течение 12 месяцев получают кредитную поддержку от государства на самых льготных условиях. Это дает им возможность расплачиваться по своим обязательствам перед коммерческим  банком.

- Ставки остаются такими же, по которым они брали кредиты.

- По первоначальному кредиту размер ставки  зависит от условий договора. Но по условиям реструктуризации по госпрограмме  неплатежеспособным заемщикам выдаются кредиты на рефинансирование займа в течение «сложного периода» для заемщика, но не более года практически бесплатно, но на возвратной основе.  В этом и состоит поддержка. Ну а что вы хотите? Чтобы мы просто раздали деньги? Но тогда у меня другой вопрос: почему долги ипотечных заемщиков должны погашаться за счет других налогоплательщиков, в том числе тех, кто не может позволить себе взять кредит на достойное жилье? Считаю, в этой ситуации государство действует абсолютно правильно. Оно помогает людям в трудный период потери работы, снижения заработка и т.п., но не делает их иждивенцами.

- По каким критериям Вы предложили бы оценивать эффективность наших антикризисных мер? В том числе - их социальной составляющей.

- Можно условно выделить две группы индикаторов: уровня социальной  защиты и уровня экономического развития и структурной перестройки. Первая группа отражает степень государственного влияния по смягчению удара кризиса по людям, особенно - по наиболее социально незащищенным слоям населения. Вторая - это показатели о новых рабочих местах, о структурной перестройке экономики, о зависимости экономики от экспортно-сырьевой модели.

- Но если взять статистику, то по обоим этим направлениям успехов не наблюдается. Растет безработица, резко сокращается промпроизводство и реальные доходы населения.

- Кризис - это как стихийное бедствие. Нельзя, к сожалению, обойтись без потерь. Представьте, что на город обрушилось цунами: власти не могут остановить волну, но могут помочь людям справиться с последствиями стихии - обеспечить палатками, продуктами, водой, не допустить эпидемий. Это как раз и есть меры первой группы, о которых я говорил. И считаю, что здесь государство нормально среагировало. Конечно, нет предела совершенству, но в принципе меры соцзащиты сегодня работают. А вот что касается развития экономики, тут усилия действительно необходимо удвоить и утроить. Государство должно поддержать предприятия, ориентированные на внутренний спрос - энергетическое и сельхозмашиностроение, АПК, фармацевтическую промышленность и ряд других, а также стимулировать развитие рынка нематериальных активов. В тоже время, очевидно, что российская экономика еще не в полной мере интегрировалась в мировую систему и в условиях мирового финансово-экономического кризиса она имеет все шансы для его успешного преодоления и выхода из него с обновленной структурой. Кризис подтолкнул нас к ускорению инновационного развития. Так, например, у нас отсутствуют такие инструменты, как деривативы, те самые финансовые «пузыри», которые стали одним из источников мирового финансового кризиса.

- Но ведь внутренний спрос тоже резко упал. Кто будет покупать их продукцию?

- Розничный товарооборот в России наполовину заполнен импортными товарами. Спрос в этом секторе не упал на 50%. Резервы огромные по импортозамещению. То же самое в промышленном секторе. Возьмем, к примеру, энергетическое машиностроение. Падение спроса в энергетике - 30 процентов. Но при этом отечественное энергомашиностроение закрывает только 25 процентов внутреннего рынка. То есть потенциально  доля спроса на внутреннем рынке может быть увеличена в 2-3 раза. Примерно та же картина и в других отраслях, о которых я уже упоминал выше. Нужно лишь немного помочь таким предприятиям, дать им оборотные средства через механизм госгарантий, предложить долгосрочные и среднесрочные программы кредитования и они смогут резко увеличить свое производство. Мы должны энергию мирового кризиса использовать для перестройки отечественной экономики на инновационную модель. Это наша стратегическая цель. Только на основе инновационного прорыва государство может резко увеличить жизненный уровень и социальную защиту своих граждан.

 

 

Журнал «Итоги»

обозреватель Андрей Камакин

 

Главные темы:

Конституция РФ - Made In USA.

Создание государственной идеологии.

Центральный банк РФ - «Частная лавочка ФРС США».

Запрет на национальный бизнес.

Цензура и ложь в СМИ.

Книги Е.А. Фёдорова

СТЕНОГРАММА ВЫСТУПЛЕНИЙ. ГД ФС РФ ПЕРВЫЙ СОЗЫВ

В соц.сети:


Письмо депутату

Ссылки:

    Российский суверенитет Федоров - страница Вконтакте Книга Е.А. Фёдорова Книга Е.А. Фёдорова