Евгений Федоров: "Мы фактически укрепляем суверенитет российской нации".

Если начать об итогах, я считаю, что сегодняшнее наше мероприятие чрезвычайно важно, потому что мы на самом деле находимся на политическом переломе в России. У нас есть план национального развития, который реализует Президент. И сегодня происходит резкая катализация, обострение и ускорение вот этих процессов.

Я хотел бы немножко вернуться в историю. Напомнить, что в 90-е годы мы попали под сильнейшее влияние, но не сил, которые находятся в России, в силу слабости российской государственности. Напомню, что началась наша новейшая история с танков, которые расстреляли парламент, фактически с жесткого варианта «бархатной революции». Соответственно мы имели в 90-е годы огромный массив последствий этих вещей. Это и массив законодательства, практически весь массив законодательства, я тогда работал в исполнительной власти, не было интернациональных центров принятия стратегических решений, соответственно не было национальных центров, которые заказывали основную архитектуру российских законов. Фактически российская государственность создавалась при мощнейшей поддержке Запада в целях демонтажа Советского Союза. Элиты получили свой экономический и политический статус исходя именно из этих условий. Напомню, что именно тогда возникло правило работать в России, а жить за рубежом, которое во многом действует и сейчас. Именно тогда детей отправляли учиться за рубеж, именно тогда российские школы выпускали непонятные учебники истории, неизвестно откуда появившиеся, с совершенно непонятно откуда возникшей трактовкой исторических событий, и были приняты тысячи других решений, которые сегодня мы можем анализировать как направленные не на интересы развития российской государственности.

Именно тогда была создана и российская экономика в виде сырьевой и добывающей, которую мы сейчас и меняем. Она же возникла как совершенно сознательное решение, о котором мы договорились - нефть и газ, ничего другого не развивали. А нам за это платили хорошие деньги, и мы все на них покупали, и делаем это и сейчас. Собственно, мы решаем проблемы 90-х годов. По сознательной политической проблеме 90-х годов, принятой нами политически, и поддержанной в том числе и на выборах. Это к вопросу об ответственности о выборах и референдумах.

Теперь мы фактически укрепляем, и в этом и есть «План Путина», суверенитет российской нации. Мы переводим стрелки из интернационального пути развития. Я не говорю, что за рубежом враги, просто у них свое представление о своих национальных интересах, и в контексте этого свое представление о том, чем должны заниматься жители России и территория России для того, чтобы им было удобнее, ну, как они считают, может быть, многие искренне, и нам удобнее. Понятно. Но в то же время понятно, что у нас появились цели национального развития, появилось понятие «российская нация», которое поддержано нацией всего лет 5 назад, раньше его просто не было. Понятно, почему мы много упоминали промышленную политику, это все как раз в контексте этих вещей. Мы переходим на путь национального развития, спокойно, плавно, без революций, но подчеркивая цели и задачи - это развитие нации, это каждый человек, это приоритетное развитие человека, чтобы ему было комфортно у нас на территории. Но ясно, что у этого курса есть и много врагов, и понятно, что нужно. В том числе очень хорошо проработан теоретический путь укрепления суверенитетов и в нашей стране, и в других. Напомню, что например нам, в силу отсутствия политических сил, не удалась реформа правоохранительной системы и судов. Мы за нее взялись в России несколько лет назад, просто мы не смогли, потому что не было политических сил. Но понятно, что эти силы как раз и накапливаются. Поэтому мы можем решить эти проблемы.

О перспективах я могу несколько теоретически говорить. Например, понятно, что нужно менять принципы работы средств массовой информации, но мы не можем сейчас политически к этому подойти, пока для этого нет сил. И сделать это могут только сами журналисты. Понятно, что это очевидно, и понятно, что эти вопросы будет нужно решать на перспективу. Это понятно, что нужно восстанавливать национальное единство, я имею в виду Россию и Белоруссию как минимум, это тоже вопрос перспективы. И конечно, в России планово созревает изменение качества реализации курса. Это прежде всего следующие принципы. Подключение к одному курсу массового количества сознательных людей в силу больших проблем, которые были в России, и в том числе те ситуации с элитами, о которых я сказал, многие вещи нельзя было выкладывать открыто. То есть еще год-два назад о многих вещах просто нельзя было говорить, потому что вызвало бы огромное отторжение. Сегодня мы уже подходим к этим вещам, и поэтому нужно подключать новые силы, в том числе из числа новых элит, которые созревают, уже национальные элиты, это новые группы и силы. Это необходимость уже того, что мы выходим на появление открытого политического генерального штаба в стране. Сегодня я бы его охарактеризовал как такой аккуратный. Значит, мы теперь должны выходить на открытую для того, чтобы люди, которые открыто любят Россию, могли бы подключиться и сознательно выстраивать всю конфигурацию нашего экономического, политического и всех остальных курсов. Фактически я говорю о политической комиссии, которой пока нет. И конечно резкое возрастание роли креатива, потому что в чем главная характеристика этого момента. Я кстати хотел бы сказать, что то, что Владимир Владимирович возглавил список «Единой России», как раз это и характеризует. Пора открываться. Наступает время, когда из «подковерной» реализации национального курса нужно выходить на открытый, сознательный, массово поддержанный курс национального развития. И в этом плане следующие годы по ускорению будут в три-четыре раза выше, чем предыдущие. Это моя оценка.

Соответственно резкое возрастание роли креатива и резкое возрастание роли людей, которые должны и могут предложить идеи, наполняющие этот курс, уточняющие его и подключающие к нему массовые институты и массовых людей. И отсюда роль клубов и институтов, в том числе которые мы обсуждаем сегодня, не просто трудно переоценить, а она ключевая. А кому еще предложить, кроме «Единой России»? Именно то, что мы предложим обществу сегодня с точки зрения сознательной реализации курса национального развития, то и будет этим курсом наполнено. И в том числе те направления клуба, о которых здесь говорится, это и есть подача тех идей, на базе которых и будет создаваться фактически Россия для нас. Не Россия для кого-то, как она была, а Россия для нас. И в этом плане, я думаю, что мы в начале такого пути по созданию национальных институтов, прежде всего идеологических, которые создают саму модель развития российского общества, которые невозможно переоценить. И кроме нас этим невозможно никому заняться. Но уверен, что у нас получится, как получалось в России всегда. Вот все, что я хотел сказать, если говорить об итогах.