«Необходимо сворачивать антикризисные меры»

         Глава думского комитета по экономполитике и предпринимательству Евгений Федоров прокомментировал газете ВЗГЛЯД наиболее актуальные моменты бюджетного послания Дмитрия Медведева
Президент предложил сократить армию чиновников на 20%

         Во вторник Дмитрий Медведев представил ежегодное бюджетное послание Федеральному собранию. Его ключевой темой, как и ожидалось, стала модернизация российской экономики и поддержка инноваций. Наиболее актуальные моменты выступления президента газете ВЗГЛЯД прокомментировал глава комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству, член «Единой России» Евгений Федоров.

«Невозможно одновременно сидеть на двух стульях»

– Евгений Алексеевич, не считаете ли вы, что президент поторопился, призвав в своем бюджетном послании к постепенному сворачиванию «антикризисных» мер с учетом прогнозов экспертов об очередной волне кризиса?
– Уверен, впереди нас ожидает еще не одна волна глобальных финансово-экономических кризисов. И накрывать всех с головой они будут до тех пор, пока с мировой повестки дня не будет снят вопрос об однополярном мире. Но, если кризис грянет снова, нам в любом случае понадобятся уже совсем другие антикризисные меры.

         Те же, что были ранее предприняты правительством, успешно справились с поставленной задачей по спасению российской экономики. С этой точки зрения сворачивать их просто необходимо. Поймите, невозможно одновременно сидеть на двух стульях – проводить «антикризисные» меры и качественно трансформировать отечественную экономику.

         И, тем не менее, я бы посоветовал правительству приберечь Резервный фонд, что называется, в тепле – на случай очередной волны кризиса.

«Нет оснований для роста бюджетной «дыры»

– В связи с этим заслуживает внимания и другой посыл президента о необходимости вернуться к долгосрочному экономическому планированию. Что же мешало нам раньше разрабатывать подобные кризисные сценарии?
– В том-то и дело, что, по сути, таких причин не было. Соответствующий законопроект был разработан Минэкономразвития еще четыре года назад, но до сих пор так и находится на согласовании в профильных министерствах. Надеюсь, бюджетное послание президента придаст необходимую скорость его обсуждению в кабинетах чиновников и стенах парламента.

– Удастся ли с такой же скоростью выполнить и другую задачу президента – сократить дефицит федерального бюджета к 2013 году не менее чем в два раза по сравнению с 2009 годом?
– Вполне реально. Заметьте, до кризиса мы вообще не знали о существовании такой проблемы. Не секрет, дефицит бюджета был вызван падением на мировых рынках цен на нефть. Но кризис уходит, а вслед за ним стабилизируются цены и на черное золото.

         Так что нет никаких оснований для роста бюджетной «дыры» в ближайшие годы, а вместе с этим и опасений, связанных с невозможностью государства осуществлять свои социальные обязательства.

«Предприниматель ориентирован на риск»

– Вы так же оптимистично настроены и относительно озвученной президентом задачи по сокращению госсобственности?
– А что в этом плохого? Глупо и нелогично ратовать за подавляющий контроль государства в условиях рыночной экономики. Как ни крути, но госслужащий всегда будет хуже управлять собственностью, чем бизнес.

         Ведь он кровно заинтересован в развитии производства и повышении конкурентоспособности. Разница в мотивации: чиновник стремится сохранить стабильность, а предприниматель ориентирован на риск.

– Но не обернутся ли такие различия в мотивации потерей контроля над стратегически важными предприятиями и активами?
– Никто и не говорит, что, передав собственность в частные руки, государство лишится за ней полного контроля. Вспомните, когда в Москве власти расстались с некоторыми памятниками культуры и архитектуры, возникла проблема их содержания, и в ряде случаев здания снова пришлось вернуть под крыло государства.

Не думаю, что президент имел в виду всероссийский аукцион по раздаче госсобственности в неблагонадежные руки. Сокращение объемов таковой вовсе не означает, что с отказом от управления предприятиями государство также перестанет осуществлять законные функции контроля и надзора.

– А что можете сказать по конкретным отраслям?
– И речи не идет о передаче частным владельцам предприятий социальной сферы и ОПК.

В остальных отраслях экономики уходить от госсобственности все же необходимо. До тех пор пока мы будем за нее держаться, у нас и конкуренция не сдвинется с мертвой точки, и производительность труда будет в три раза ниже, чем во всем мире.

«Не отчаивался на месте «сокращенцев»


– Также президент предложил сократить на 20% в ближайшие три года многомиллионную армию российских чиновников...
– По мере реализации Стратегии-2020 эта армия должна сократиться в 2–3 раза. Но я бы не отчаивался на месте будущих «сокращенцев». Ведь перед ними открываются прекрасные перспективы. Например, их знания и опыт могут оказаться востребованными в малом и среднем бизнесе. А каково будет побывать в шкуре тех, кого недавно подвергали проверкам?

         Если серьезно, сокращение именно на 20% представляется весьма логичным и оправданным. Это предложение прямо следует из ранее принятых решений, касающихся отмены обязательной сертификации производства, сокращения объема проверок и т. д.

         К примеру, совсем недавно у нас было 19 организаций в области аккредитации, а теперь останется лишь одна. Или взять проверочные инстанции, количество которых сократилось в два раза. Логично, что это решение должно повлечь за собой и высвобождение кадровых ресурсов.

«Повышение акцизов – вопрос социальной политики»

– Вопрос по поводу предложения президента об оказании финансовой помощи регионам, внедряющим инновации. Не получится ли так, что в стремлении выбить как можно больше средств регионы примутся буквально забрасывать центр «потемкинскими деревнями» инноваций?
– Эта мера – лишь один из необходимых подготовительных этапов в создании в России инновационной экономики.

         Хотя согласен в том, что без параллельного формирования в нашей стране рынка интеллектуальной собственности и научно-прикладного бизнеса деньги, выделенные на развитие инноваций, работать не будут.

         На одни только НИОКР мы ежегодно тратим 250 млрд рублей из госсредств. Но в условиях отсутствия рынка инноваций они реализуют лишь сотую часть своих потенциальных возможностей.

– А как вы можете прокомментировать то, что Дмитрий Медведев допускает точечное повышение налогов на такие товары, как табак и спиртное?
– Повышение акцизов на табак и спирт – это скорее вопрос социальной политики государства. При этом не стоит думать, что рост ставок повлечет за собой увеличение доходности бюджетов. Все расчеты показывают, что этого как раз не произойдет.

         Но вместе с тем это позволит добиться качественных сдвигов в состоянии здоровья российского населения, поскольку любое удорожание подобной продукции ведет к снижению ее потребления. С другой стороны, к повышению акцизов следует подходить осторожно. Убежден, что такое решение не должно проводиться до окончания реформы на алкогольном рынке. Иначе вместе с ростом ставок мы получим еще и 2/3 нелегальных предприятий.


29/06/2010
Мария Шувалова
«ВЗГЛЯД.РУ»